Вакансия Главный специалист-эксперт АР в Санкт-Петербурге, работа в компании Setl Group (Ушаковская набережная, 3к1), полный рабочий день, опубликована 29.07.2022 17

ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ, Москва

ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО УПРАВЛЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ИМУЩЕСТВОМ В ГОРОДЕ МОСКВЕ

Организация зарегистрирована 15 июня 2009 года

Действующее юридическое лицо

ОГРН 1097746349535    от 15. 2009

Межрайонная инспекция ФНС №46 по г. Москве

Виды экономической деятельности

с 16 апреля 2020 года

Федеральные государственные казенные учреждения

Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательстваНе входит в реестр

Специальный налоговый режим

Среднесписочная численность работников

Организация зарегистрирована 13 лет назад

Нет долгов по исполнительным производствам

Организация не включена в реестр недобросовестных поставщиков

В составе исполнительных органов нет дисквалифицированных лиц

Нет массовых руководителей

Нет массовых учредителей

Нет сведений о финансовой отчетности ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ

ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ является организацией, осуществляющей права учредителя для 1 организации501 организация, связанная через учредителя ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ

Нет сведений о лицензиях, полученных этой организацией

В базе данных ФГИС ЕРП Генеральной Прокуратуры РФ найдено 13 проверок в отношении ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ

Внеплановая выездная проверкаОрган контроля (надзора) из ФРГУ?Цель проверки контроль за исполнением предписания об устранении нарушений требований в области гражданской обороны Задачами проверки являются осуществление в порядке установленном законодательством Российской Федерации деятельности по проведению проверки соблюдения юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями обязательных требований в области гражданской обороны и принятие мер по результатам этой проверки Предмет проверки выполнение предписаний органов государственного контроля надзора органов муниципального контроля

Нет сведений об исполнительных производствах в отношении ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ

Согласно данным ЕГРЮЛ, организация ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ — или ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО УПРАВЛЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ИМУЩЕСТВОМ В ГОРОДЕ МОСКВЕ — зарегистрирована 15 июня 2009 года. Налоговый орган — межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №46 по г. Москве.

Реквизиты юридического лица — ОГРН 1097746349535, ИНН 7708701670, КПП 770801001. Регистрационный номер в ПФР — 087106027170, регистрационный номер в ФСС — 770602613877061. Организационно-правовой формой является “Федеральные государственные казенные учреждения”.

Основным видом деятельности ТУ РОСИМУЩЕСТВА В ГОРОДЕ МОСКВЕ является “Деятельность территориальных органов федеральных органов исполнительной власти в городах и районах субъектов Российской Федерации”.

Руководитель — Колегов Антон Павлович.

На 1 августа 2022 года юридическое лицо является действующим.

Проснулись все

— Я до прошлой весны вообще не интересовалась политикой: никогда, нигде, ничем, нипочему. Сидела смирно, чтобы не нервничать, и все, — рассказывает мать троих детей Ольга Бондарева, которая работает на Нарьян-Марской электростанции. — Но когда меморандум подписали, во мне все перевернулось! Теперь я политически подкована и вместо телевизора смотрю ютюб.

Разбудили Бондареву и многих других жителей Нарьян-Мара губернатор Архангельской области Александр Цыбульский и его преемник на посту главы НАО Юрий Бездудный, 13 мая 2020 года объявив о подписании меморандума об объединении двух субъектов. Руководители никак не подготовили к этому общественное мнение, даже местной «Единой России» инструкций или установок по продвижению этой инициативы заранее не дали.

«Боже мой! Мальчишки стоят, а мы сидим дома и боимся выйти. Да что нам сделают!»

Боброва нашла пикетчика в соцсетях, взяла у него макет плаката и вместе с приятельницей вышла на улицу. «Я стала стоять каждый день. Меня сначала попытались полицейские затолкать в машину и увезти, но мимо проходил депутат городского совета от «Единой России», который полицейских прогнал. Есть и в той партии нормальные мужики!» — рассказывает она.

Раньше Боброва работала прокурором и даже, по ее словам, возбудила дело в отношении экс-губернатора НАО Владимира Бутова, которого позже по ее иску сняли с выборов. Мы разговариваем с ней перед очередной репетицией ансамбля русских народных инструментов, на соседний стул в кафе она поставила балалайку. Кроме участия в творческой самодеятельности Боброва является сопредседателем Общественного движения «Защиты и развития НАО», которое было создано на волне протестов самыми активными их участниками.

Ольга Бондарева, смешливая блондинка и тоже сопредседатель движения, в мае 2020 года придумала петь гимн Ненецкого автономного округа на площади перед «Красным чумом» (так прозвали здание мэрии города, хоть эта советская коробка максимально непохожа на традиционное жилище ненцев). В тот момент она даже не умела пользоваться «ВКонтакте», поэтому долго «тыкалась-мыкалась», чтобы разместить анонс. Текст гимна, конечно, никто не знал, и сначала все читали его по бумажке, предпочитая куда более известную в народе песню: «Нарьян-Мар, мой Нарьян-Мар — городок не велик и не мал».

Первый песенный флешмоб прошел 21 мая, и следующие два месяца, пока у нее не кончился отпуск (он в НАО составляет 56 дней), Бондарева с улицы не уходила. Раньше она работала в МВД и поэтому со смехом вспоминает, как общалась на флешмобах с полицейскими. «Я же их всех знаю, они мне говорили, что мы санитарный режим нарушаем, а я им отвечала: «Вы привлеките тех, кто нас к этому подвиг, установите причинно-следственную связь». Так-то они же понимают прекрасно, что если нас объединят, то у них уже будет не УВД, а жалкое РОВД, а обслуживать-то надо всю территорию, везде летать», — вспоминает Бондарева.

За несколько дней в Нарьян-Маре я встретил всего пару машин с наклейками против объединения, а в прошлом году таких было очень много. Помимо флешмобов и одиночных пикетов проходили автопробеги, однажды цепочка людей с соблюдением социальной дистанции выстроилась на 8 километров: жители НАО быстро освоили все основные протестные тактики. «Некоторые, кому нельзя было протестовать из-за работы в бюджетной сфере, проезжая мимо нашего пикета, показывали нам табличку против объединения и сразу убирали. Детский сад! Плакат «Мы против объединения» стали трактовать как призыв, и я придумала табличку «Мы — РФ, мы — НАО» на фоне флага. Симпатишная, и не придерешься!» — рассказывает Бондарева.

— Боброва — из прокуратуры, а вы — из полиции. Как так вышло? — спрашиваю я.

— Мы не контачили никак, когда служили. Просто нас всех объединила общая беда, — со смехом отвечает Бондарева.

Непосредственно на уличные акции в прошлом году выходило не так много людей, хотя по меркам 25-тысячного города и 50 человек — уже большой митинг.

— Неожиданно народ тогда сплотился! Удивляло, когда мы стояли с плакатами «Нет объединению» и не было ни одной проезжей машины, которая бы не сигналила. На площади собирались петь песни не просто знакомые люди, а все те, кто решил сопротивляться, — рассказывает еще один сопредседатель движения Марина Лукьяненко.

Она 27 лет была директором местной компьютерной фирмы «Спутник», которая внедряла первые программы во все учреждения города, потом торговала техникой. В прошлом году бизнес Лукьяненко закрыла и вышла на пенсию.

— Мы до последнего не были уверены, что у нас что-то получится, но мы стояли насмерть, просто насмерть, — говорит Боброва.

Русский Клондайк

— Почему-то у всех такое представление, что Ненецкий автономный округ — это такая вот Швейцария или какой-то Клондайк, — возмущается Виктория Боброва. — Да какой Клондайк! У нас половина населения живет очень бедно.

По словам журналиста Веселова, высокий уровень средней зарплаты обеспечивают руководящие работники нефтедобывающей отрасли и чиновники. «Люди бьются, на две-три работы устраиваются. Если живешь в средней полосе, то можно огород разбить, козу завести, в отпуск можно поехать на машине или на поезде. А моя знакомая из НАО ездила сейчас с мужем и двумя детьми в Крым, так ей только билеты в 219 тысяч обошлись (впрочем, раз в два года проезд до места отпуска жителям НАО оплачивается государством. — «Новая»)», — рассказывает Боброва.

Конечно, люди в НАО объективно живут неплохо, все-таки это один из самых богатых регионов России. В местных семьях, рассказывает Веселов, по две машины, хотя доехать из Нарьян-Мара можно только до поселка Искателей (4 км) и села Красное (41 км). Автомобиль горожане используют для поездок за грибами и для того, чтобы в мороз не водить пешком детей в школу. Многие жалуются на уровень цен, но на Дальнем Востоке при меньшей средней зарплате цены выше, чем в Нарьян-Маре.

«Когда в 70-е и 80-е годы народ в Иваново или Владимире давился в очередях за синими курами, здесь в магазинах продавались оленина и рыба, индийский чай, кофе, дефицитный ширпотреб, даже джинсы и вельветовые костюмы. Особая категория снабжения», — рассказывает Веселов. Его коллега Евгения Альбац, впрочем, с ним не согласна и вспоминает, что в конце 70-х в гостинице в Нарьян-Маре туалет был на улице, из постельного белья выдавали только наволочку, а в магазинах были одни консервы «Завтрак туриста».

Сейчас Нарьян-Мар выглядит ухоженным, в центре города много современных зданий, везде чисто, дворы благоустроены. Помимо кафе есть четыре приличных ресторана, что для 25-тысячного города в России небывалое дело. Но так было не всегда. «Я помню, как на месте ДК «Арктика» (монструозное здание в самом центре города. — «Новая») стоял дом культуры, где мы сидели в валенках и в шубах, а на сцене какие-то велюровые занавески раздвигали, и это, извините, еще в 2000 году», — говорит Боброва.

Секрет преображения столицы НАО, конечно, нефть. Бюджет округа формируется на 29,1% за счет соглашения о разделе продукции с нефтедобытчиками, на 37% — за счет налога на имущество предприятий, еще 20% — это налог на прибыль организаций. Геологоразведка в округе началась еще в советское время: так появился поселок Искателей (как это часто бывает в России, строили в нем временные деревянные дома, но люди в них живут до сих пор). К началу 1990-х годов было открыто 76 месторождений нефти и газа, и НАО стал одним из самых крупных районов по разведанным запасам углеводородов в стране.

Местная нефть оказалась тяжелой, и долгое время ее было невыгодно добывать, но для нефтехимии как раз такая нефть более прибыльна. В 1999 году в НАО зашел ЛУКОЙЛ, с 2005 года темпы добычи нефти резко пошли вверх, и примерно с этого года доходы от нее стали уже не основными, а бюджетообразующими.

По словам вице-спикера окружного собрания депутатов от «Единой России» Матвея Чупрова, чиновники сейчас получают в НАО побольше, чем в Москве, у пенсионеров минимальная социальная пенсия — 20 тысяч, а некоторые и по 50 тысяч получают. В общем, за счет углеводородов жизнь в НАО после непростых 90-х годов начала быстро налаживаться, и это не осталось незамеченным.

Сосед мой

Ненецкий округ с 1929 года был частью Архангельской области (а до этого территории НАО в составе Печорского уезда были частью Архангельской губернии). Только по Конституции 1993 года регион стал полноправным субъектом Российской Федерации, оставаясь при этом в составе соседней области. «Тогда закрепили эту «матрешку». Вопрос о том, чтобы создать Ненецкую республику, поднимался, но Москва отреагировала резко», — говорит историк, сотрудник Краеведческого музея Нарьян-Мара Марина Коловангина.

Предыдущий громкий конфликт между Нарьян-Маром и Архангельском случился в 2007 году, когда губернатор области Николай Киселев не подписал договор о взаимодействии между двумя субъектами (по нему область получала от округа средства и не вмешивалась в управление), ведь к тому времени НАО уже разбогател — пошли нефтяные доходы. «Архангельск должен был выделить деньги на исполнение полномочий в НАО, но поскольку они нищие, то они наши деньги забрали себе, и им все равно не хватало, а про нас они вообще не вспоминали. Мы помним, как тогда детям было нечего кушать, как в наши больницы мы ходили с лекарствами, шприцами, постельным бельем и едой, — говорит Боброва. — Чтобы оказать помощь больным в селах, у нас нужна санавиация, а на это денег они не дадут. Никто умирать не хочет здесь, понимаете?»

Через несколько лет все вернулось на круги своя. В 2014 году был подписан новый договор, по которому НАО отправляет в Архангельск 65% налога на прибыль организаций, 35% налога на доходы физических лиц, 2,5% регулярных платежей за добычу полезных ископаемых (местные называют сумму примерно в 8 миллиардов рублей).

«Ненецкий округ всегда был частью Архангельской области, округ делится с Архангельском за то, что тот не лезет в дела округа, и это устраивает здесь всех», — говорит журналист Веселов. Но он немного лукавит. Ружников, например, настаивает, что Архангельск откровенно обирает НАО. «С какого перепуга мы должны выплачивать Архангельску 8 миллиардов, а потом ехать с протянутой рукой за деньгами на детский сад и школу, нам непонятно. У них и так лучше образование, медицина одна из лучших в России, культура. Так, может, мы на эти 8 миллиардов начнем наших студентов там учить, забесплатно лечить у них наших больных? — возмущается Ружников. — А мне в Архангельске однажды сказали, если перевести на русский их юридический язык, что мы «колония».

Но когда испанцы захватили Южную Америку, они хотя бы бусы давали, а эти даже этого не хотят делать, а просто грабят нас».

По словам Веселова, к Москве отношение в НАО не очень, но тему эту здесь не педалируют, надеясь на благосклонность центра. «У нас сейчас большие проблемы с северным завозом, государство все на частников сбросило, а у них проблемы, и магазины стоят полупустыми. На Крайнем Севере должна быть особая патерналистская политика со стороны государства, а то оно «немножко подзабыло нас», — жалуется Коловангина.

«Нас доят два раза: федералы 95% забирают, а из оставшихся 5% еще 65% идет в Архангельск. То, что мы отправляем налоги по 140–180 миллиардов в Москву, — это можно объяснить медициной, армией и так далее, а договор с Архангельском надо менять, и я об этом давно ору. Мы хотим жить с Россией, но хотим быть полноценным нормальным субъектом, чтобы у нас здесь были Минюст и налоговая», — ругается Ружников, но федеральный центр ветеран чеченской войны обижать не хочет.

— Вы ведь, наверное, патриот, — предполагаю я.

Ружников уверен, что наверху, как обычно, просто не знают о проблемах отдаленного округа: «У нас есть слова Путина: «Ребята, надо слушать и слышать людей». Вот и надо поднимать людей, чтобы они нас услышали».

Когда жители НАО узнали о готовящемся объединении, увидели, что в Архангельске уже начали на круглых столах делить будущий бюджет объединенного региона, они и поднялись.

— Нам стали писать люди, которых раньше лишили автономии (имеются в виду, например, коряки на Камчатке и жители Таймыра. — «Новая»). «Бейтесь до последнего, — говорили они. — Мы, дураки, согласились, нас уговорили на какие-то блага в будущем, но стало только хуже: не дописаться, не доездиться, никакого вопроса элементарного не решить», — рассказывает Боброва.

— Мы поняли, что будет в Нарьян-Маре вторая Воркута (город в Коми, где стремительно уменьшается население. — «Новая») или Амдерма (поселок в НАО, в котором из 10 тысяч жителей после закрытия военной части осталось не больше 500. — «Новая»), — говорит Лукьяненко.

— Если нас объединят, то тут будет умирающее место. Мы обычные люди, и никому особенно не хочется стоять в пикетах и ругаться с полицией, понимаете, да? Но когда решили у нас последнее забрать, это заставило людей выйти на улицу, — объясняет Боброва.

Провал объединения

Процедура объединения двух регионов обязывает провести референдум, на котором более 50% проголосовавших в обоих субъектах должны одобрить слияние. Довольно быстро стало очевидно, что добиться такого результата не получится: по соцопросам, против объединения были больше 90% жителей округа.

«Все за исключением привезенной Цыбульским из других регионов верхушки были так или иначе лояльны к протесту»,

— утверждает Коловангина. Она, сотрудник бюджетного учреждения, считает протесты «яркой страницей в истории округа», сама составила брошюру «Противостояние: борьба за Ненецкий округ» и очень удивляется, что музей города Хабаровска отказался принять в дар альбом о протестах.

Одним из самых известных противников объединения неожиданно стал Антон Кисляков. Он с конца 90-х бывает в Нарьян-Маре только наездами, занимается ивент-бизнесом, в его портфолио больше 20 международных матчей по боксу и кубок президента РФ по тяжелой атлетике. «Я пережидал коронавирус с дочкой в Нарьян-Маре у бабушки с дедушкой, а тут такая история началась. Дни-то одинаковые, только солнце все выше и выше, вот и решил попробовать», — рассказывает Кисляков о том, как занялся видеоблогерством.

Кисляков рассказывает, что в прошлом году все-таки встречал людей, которые высказывались за объединение. «Развернуть свой ответ они не могли. Говорили: «Потому что», — и шли дальше», — вспоминает он.

Журналист Веселов — единственный из моих собеседников в Нарьян-Маре, кто признается мне, что был бы готов к объединению. «Надо было прозондировать почву, все подготовить, приводить аргументы в пользу объединения, а ведь они есть: округ немного застопорился, стагнация налицо», — объясняет журналист.

— В чем? — удивляюсь я.

— Да много в чем: в экономических действиях, во внедрении новаций в том же образовании. Учитывая научный и интеллектуальный потенциал Архангельска, это все могло бы быть интенсивнее. Интеграция вообще штука хорошая, плюсов, несомненно, много, и наверняка можно было найти какие-то варианты, устраивающие обе стороны, — отвечает журналист, который скоро собирается переезжать в центральную Россию к возлюбленной.

Поразмыслив, Веселов находит причину, почему он не против объединения: «Я лично при объединении ничего не теряю. И очень многие люди как получали зарплату, так ее и будут получать». Журналисту кажется это достаточным основанием, чтобы не препятствовать планам руководства.

Секрет успеха ненецкого протеста, возможно, в том, что объединение было невыгодно местным чиновникам, которых могли уволить за ненадобностью. «Чиновников ведь здесь очень много. Жителей у нас всего 50 тысяч, а тут должны быть прокуратура, суд и все остальные конторы вроде Росимущества. А в Нарьян-Маре есть еще и все учреждения мэрии города, а также администрации Заполярного района. Так что у нас число чиновников на душу населения, может быть, самое большое в стране», — говорит Веселов.

Журналист уверен, что сотрудники различных контор и стали самой активной движущей силой протеста, хоть и не светились на митингах:

«Местные чиновники и их родственники теряли больше всех, а простой люд, который стал локомотивом протестного движения, ничего, на мой взгляд, и не потерял бы», — объясняет Веселов.

Экс-прокурор Боброва с Веселовым решительно не согласна, такая позиция ее даже возмущает. «Нет и нет! Чиновники все продались заранее, им всем были обещаны места, кто куда пойдет, — о них позаботились. Если бы люди не встали, никогда бы чиновники не стали голосовать против», — уверяет меня Боброва.

Как бы то ни было, главы регионов свою идею защищали не слишком уверенно. Цыбульский говорил, что Архангельская область за счет объединения с Ненецким автономным округом может получить выход к Северному морскому пути, а сам НАО «из донора превращается в регион, в котором не так просто уже выполнять те социальные обязательства, которые есть». Бездудный жаловался, что денег НАО ни на что не хватает, потому что нефтяные доходы бюджета упали в 7 раз.

Мнение губернаторов о том, что денег на развитие не хватает, защищает единоросс Кожевин: «Мало кто здесь знает, что нефть торгуется фьючерсами, и прибыльная нефть не сразу в бюджет приходит. После 14 года, когда нефть начала резко падать в цене, округ набрал кредиты, чтобы сохранить все социальные обязательства. Потом цена начала расти, но за счет этих дополнительных доходов надо будет закрывать дыры, которые образовались в предыдущие годы». Дело, по словам Кожевина, также в замороженных проектах, упущенном из-за отсутствия ресурсов на развитие времени.

Но жителям, даже если это так и есть, уже поздно было что-то объяснять. «Они оба так и не объяснили, какая польза будет богатому НАО от объединения с бедной Архангельской областью. Будут новые рабочие места и реальное производство? Или что? Денег же станет еще меньше, будет отток населения, и про развитие вообще забудем. О Северном морском пути давно говорят, но реальных движений нет», — рассуждает глава местного отделения КПРФ Михаил Райн.

Депутат Ружников, входивший в рабочую группу окружного парламента по объединению, напоминает, что он, как и коммунисты, первым высказался против слияния. Правда, Ружникова действовать оперативно вынудили обстоятельства. «На собрании «Боевого братства» мне было рекомендовано голосовать против, но кто-то взял и слил в Сеть наше решение раньше времени, — рассказывает Ружников. — После этого пошло-поехало, все узнали, что я против, и давай подходить обниматься и целоваться со мной».

Депутат признает, что ключевую роль в победе все-таки сыграли именно пикетчики. «Я убежден, что победу одержал народ: они вышли, они активно в соцсетях отписывались. Выходило человек 300–400, но для города это много», — говорит Ружников, зачем-то уточняя, что сам петь песни и стоять с плакатом не готов, чтобы «не терять свое личное время».

По словам источника в «Единой России», в ситуации разобрался дважды во время тех событий прилетавший в Нарьян-Мар председатель генсовета «Единой России» Андрей Турчак. «Он сказал: «Ребята, ну зачем вы это делаете? Давайте я помогу, попробуем федеральные деньги под Архангельскую область дополнительно завести. Зачем, с людьми не посоветовавшись, делаете это?» И перед людьми дважды извинился», — вспоминает источник. Турчака, кстати, жители НАО встречали с одиночными пикетами вдоль всей дороги от аэропорта до центра города.

В итоге власти пошли на попятную, ведь зашаталась даже «Единая Россия»: например, 25 мая 14 из 18 членов первичной ячейки «ЕР» в поселке Индига публично вышли из партии в знак протеста. На заседании фракции «Единая Россия» в окружном собрании депутатов 9 из 11 депутатов проголосовали против объединения. 28 мая Цыбульский и Бездудный после совещания с вице-премьером Юрием Трутневым объявили, что объединение откладывается.

Ненецкая месть

Страсти по объединению еще не успели утихнуть, как в России началось голосование по поправкам в Конституцию (с 25 июня по 1 июля 2020 года). Взбудораженный округ выдал самое протестное голосование в стране — поправки в НАО поддержали только 43,78%. По головам проголосовавших против оказалось всего 12 тысяч человек, но НАО оказался единственным в стране субъектом, не поддержавшим поправки. «Численно — это капля в море, но то, что мы единственный такой субъект, — это прозвучало», — с гордостью говорит сопредседатель движения «Защиты и развития НАО» Мария Лукьяненко. Никаких оргвыводов (видимо, из-за опасений еще больше накалить ситуацию) не последовало.

«Голосование по Конституции — это была месть. Многие мои знакомые, которые на выборы обычно не ходят, тут специально пошли. Я в общественности больше 20 лет и не помню, чтобы так оппозиционно округ отнесся к федеральным инициативам», — говорит Ружников.

Увеличили число проголосовавших против и слухи о том, что поправка о федеральной территории предназначена именно для НАО, чтобы ввести управление из Москвы над всеми арктическими землями. Пока в России появилась только одна федеральная территория — Сириус, но это значит, что процесс пошел. Впрочем, Ружников уверен, что такой вариант невозможен, потому что на него Москве понадобится слишком много денег.

Структура «матрешки» приводит к странному парадоксу: главу самого НАО выбирают местные депутаты, а не жители Ненецкого округа, но зато в прямых выборах губернатора Архангельской области они участвуют. Очередные выборы проходили через три месяца после протестов, поэтому жители НАО с удовольствием отплатили Цыбульскому за его идею с объединением. При очень маленькой явке (чуть больше 20%) он получил только 20% голосов (меньше 1500), а его конкурент Ирина Чиркова от «Справедливой России» — 62,2%.

И это несмотря даже на то, что Ольга Бондарева про выборы Цыбульского забыла. «Я в июле обещала к голосованию по Цыбульскому объявить следующие песнопения, но закрутилась! Потом уже на выборах ко мне член УИК подошла и говорит: «А чего вы флешмоб не объявили, мы все ждали». Я ответила: «Боже, объявили бы сами!» — говорит Бондарева и смеется. Впрочем, общий результат Цыбульского с учетом избирателей в Архангельской области оказался вполне убедительным — 69,63%.

Интересно, что региональный список «Справедливой России» во главе с той же Чирковой на выборах в Госдуму не набрал почти ничего. «Может быть, люди и сейчас за нее отдали бы голоса, если бы она к нам приехала, сделала бы что-то для нас как депутат Госдумы, а она просто сказала, что это она спасла Ненецкий автономный округ. Не люди, которые вышли на улицы, а, оказывается, Чиркова.

С ума сойти! От такой наглости все обалдели и сказали: «Ира, иди ты в баню»,

От любви до ненависти

Цыбульский для жителей НАО не просто архангельский губернатор, который захотел ухудшить их жизнь. Он их предал. Нынешнее отношение к Цыбульскому лучше всех выражает депутат Ружников: «Мы каждого нового губернатора спрашивали об объединении, но Цыбульский нас обманул. Он нас убеждал, что он против, но как только перешел в Архангельскую область, то ударил ножом в спину. Это с его стороны было подло. Так предатели делали в 41-м году, и для меня как для военного такой человек — предатель».

— Ему сказали, может, сверху?

— А если завтра ему скажут прыгнуть с 9-этажного дома? Он же офицер в конце концов, он слово давал! — негодует ветеран чеченской войны.

А ведь пока Цыбульский был главой НАО, отношение к нему было очень и очень хорошее. «Он шикарно умеет общаться с людьми. И поскольку он активно перемещался, взаимодействовал и разговаривал, многие люди с ним и не по разу пообщались. Одобрение у него тут было под 60%», — говорит единоросс Кожевин, и все это подтверждают.

В маленьком Нарьян-Маре к местной власти вообще весьма панибратское отношение, потому что руководители здесь всегда были на расстоянии вытянутой руки. «В советский период все руководство жило как все нормальные люди, в таких же квартирах, как мы, они так же выносили помои и ходили за водой, так же стояли с нами в очереди. Мы были все равны. Отдаленная от большой земли территория позволяет видеть всех политических деятелей как на ладошке, поэтому отношения с властью у нас складываются непростые», — вспоминает историк Коловангина.

По ее словам, последние губернаторы — Цыбульский и Бездудный — уже не такие, потому что их прислали из Москвы. «Они везут за собой своих друзей и товарищей, а мы им неинтересны. Это одна из причин непонимания, которое складывается между нашим местным населением и властью», — считает сотрудница Краеведческого музея.

Веселов хвастается, что как влиятельный местный журналист со всеми губернаторами общался неоднократно. «Москвичей» он хвалит: «Бездудный говорит хорошо, умный, приятный, с чувством юмора. Он ни в коей степени не похож на меркантильного корыстолюбивого человека, который сюда приехал рубить бабло. Как и предыдущий был не похож! С Цыбульским так было приятно всегда побеседовать, о литературе поговорить, о Led Zeppelin или Deep Purple». По его словам, нынешний глава региона часто ездит на работу на велосипеде, проверяет стройки и дворы. Несмотря на такую открытость, со мной Бездудный времени встретиться не нашел.

Коммунист Райн в отличие от Веселова ничего хорошего о Цыбульском сказать не смог: «При нем ничего не появилось, никаких новых рабочих мест. Да, он хорошо говорил, но идеи КПРФ не поддерживал». По словам Ружникова, Цыбульский помогал ветеранам боевых действий, всегда шел на компромисс, но после предательства «все ветераны восстали против него, готовы были его зубами грызть, забыв сразу все его добрые дела». Впрочем, дел в НАО, несмотря на относительное благополучие, предстоит еще немало.

Коричневая вода

Каждый второй вечер молоковоз с налитой в цистерну питьевой водой медленно объезжает улицы поселка Искателей. «Водопровод лет сто, наверное, не меняли уже. Дешевле же воду возить, чем сети менять», — объясняет водитель «водовозки» Павел. Он переехал в НАО в 2012 году из Свердловской области, поэтому может и не знать, что поселок начали строить только в конце 60-х годов.

Из домов, как старых двухэтажных «деревяшек», так и более новых, с ведрами или пятилитровыми бутылками выходят люди. Их не так много, потому что большинство ездит за водой на своих машинах. Кто-то ставит дома фильтр, но хватает его максимум на несколько месяцев. «Иногда вода вообще темно-коричневая идет — пить невозможно», — рассказывает бабушка и спешит назад в дом, сгибаясь под тяжестью ведра.

— Я в Нарьян-Маре с 70-го года живу, когда тут всего несколько бараков было, и у нас изначально воду развозили, — вспоминает Алла, жительница дома по улице Монтажников. По ее словам, от этой воды в ведре тоже остается рыжий осадок.

— К этому мы давно привыкли, — соглашается ее соседка помоложе. — Теперь мы привыкаем к тому, что и бытовая вода в нашем доме течет теперь черного цвета, а мы ею моем посуду, сами моемся, вещи стираем. А у меня ребенок маленький!

— Мне жаль свое белое нижнее белье, которое после стирки становится совсем другого цвета.

Новый чайник стал оранжевый и не очищается, — подтверждает Алла.

Некоторые здесь живут еще хуже: например, журналисту Веселову от родителей досталась квартира в деревянном доме без канализации. Он ждет расселения дома и пока снимает: «Жилье строят, дают бесплатно, переселяя людей из ветхого фонда, но процесс идет медленно. К сожалению, именно старшее поколение в основном до сих пор так живет».

О том, что питьевая вода для жителей — приоритет властей НАО, местные чиновники говорят давно, но ничего не меняется, и на данный момент питьевой воды нет у 30% жителей поселка. Правда, в октябре 2021 года глава НАО Юрий Бездудный пообещал, что проблема будет решена в 2023 году, на что Минстрой выделяет 137 миллионов рублей.

Деньги не такие уж большие, вот жители и негодуют, что в «тучные» нефтяные годы в НАО не могли сделать нормально даже единственную дорогу. Единоросс Кожевин объясняет, что часто появившиеся от добычи нефти деньги власти банально не могут освоить из-за срыва поставок, потому что завозить в округ стройматериалы можно фактически только по воде после ледохода в июне и до убывания воды в середине августа.

Среди других недостатков жизни в НАО люди называют безработицу, отток населения и проблемы с медициной и образованием. Работы, не связанной с бюджетной сферой, в НАО, действительно, немного. Есть разве что Нарьян-Марский объединенный авиаотряд.

Город основали в 1935 году, чтобы через его порт вывозить уголь с месторождений Воркуты. Еще в городе был лесозавод, работавший на сырье из Коми, потому что в самом НАО леса нет, здесь тундра. После падения Советского Союза и установления рыночной экономики в Коми лес стали обрабатывать сами: лесозавод закрылся, морской порт опустел.

Жители жалуются на недостаток врачей, плохую квалификацию имеющихся, неверные диагнозы и высокую смертность, в том числе от алкоголя. «У нас округ — самый читающий в России и самый пьющий. Я шучу, что люди у нас читают-читают, всё понимают и с горя пьют, — смеется Боброва. — А что остается?»

Недовольны местные и проблемами с экологией, загрязнением Печоры и озер, постепенным исчезновением рыбы. После недавней утечки нефти в реку Колва на границе Коми и НАО фильм об экологии снял блогер Кисляков. «В Нарьян-Маре дома строятся, рестораны есть, но, по мне, это просто маркер благосостояния, а развития нет, потому что только в Ненецком округе в СВФО отсутствует предприятие по рыборазведению. Есть специалисты, получившие профильное образование, но трудоустроиться они не могут», — говорит Кисляков.

«Из-за ограничений на частный вылов стало почти невозможно ловить рыбу, в «Аргусе» (этот магазин в Нарьян-Маре вместо рыбного рынка. — Ред. ) ее практически нет. Резко подешевел квадратный метр, и, продав жилье сейчас, можно не получить ничего, деревни гибнут, потому что производства там вообще нет», — рассказывает историк Коловангина. Она выступает за «арктический социализм», то есть за возрождение колхозов: «Не выживет здесь частник! У нас с древнейших времен здесь было общинное владение рекой, ведь рыбодобыча невозможна частным способом. Для Крайнего Севера частный сектор не может быть основным, только вспомогательным». Непопулярность в НАО новой программы «Арктический гектар», по мнению Коловангиной, подтверждает ее тезис.

Жалуется на проблемы даже единоросс Чупров, председатель постоянной комиссии по делам ненецкого и других малочисленных народов Севера, экологии и природопользования. «Мое направление — оленеводство. Его надо поддерживать, потому что себестоимость растет, а закупочные цены на мясо остаются небольшими, то есть доходность падает», — говорит Чупров, но тут же поправляется, что вообще-то отрасль работает отменно и стадо в 170 тысяч голов сохраняется с советских времен.

По словам главы регисполкома «Единой России» Кожевина, все проблемы НАО — от нехватки кадров и оторванности от «большой земли». «В начале 2000-х бюджет НАО начал стремительно расти. Градостроительные компании зашли и начали строить жилье, чтобы переселить людей из этих реально невозможных условий, но теперь сети нужны. Начали строить очистные сооружения, потому что один губернатор захотел (в НАО постоянная чехарда губернаторов, и у каждого — свое видение. — Ред. ), но при этом проекты по сетям завалились, потому что если хочешь заниматься инфраструктурой, то должен одновременно вести не только канализацию, но и все остальное», — рассказывает он.

До 2014 года в Нарьян-Маре даже не было генплана, потому что не хватает людей с мозгами, которые отсюда уезжают, говорит Кожевин. Сам он уезжать не планирует, честно признается, что ему как раз комфортно, когда нет конкуренции и «не с кем бороться за место под солнцем».

Репрессии ultra light

Как власть может проучить осмелившийся продемонстрировать свою непокорность регион, хорошо известно на примере Хабаровска. Против наиболее заметных протестующих там запустили в судах конвейер по «производству» штрафов и административных арестов, на самых буйных завели уголовные дела (в колонию отправили в итоге только одного — распылившего в силовиков перцовый баллончик), а потом не мытьем, так катаньем провели в губернаторы ненавистного для хабаровчан Михаила Дегтярева.

В Нарьян-Маре, где вместо митингов и шествий люди стояли с плакатами и пели песни, включать на полную катушку репрессивный аппарат не пришлось.

Правда, Мария Лукьяненко рассказывает, что уже после голосования по поправкам жители НАО «почувствовали зажим». «Все изменилось! Раньше мы могли выходить в одиночный пикет — у меня самый долгий продолжался 6 часов, — а сейчас один из наших вышел к администрации, так его через 15 минут уже забрали в полицию», — рассказывает она.

— Но народ, наверное, опять поднимется, если опять решат объединять?

И это притом что Лукьяненко вышла на пенсию и опасается уже только за своих детей. По ее словам, сейчас людей на одиночные пикеты вдоль трассы к приезду Турчака уже не набрать, молодежь разъезжается, а оппозиционные паблики вроде «ЗаНАО» сменили владельцев и «мочат протестующих».

«Тем, кто стоял на улице, говорили: «Работа что, не нужна?» Вот они потихоньку все и спрятались — понимают, чем им это обернется. Я на своей шкуре это испытала», — говорит коллега Лукьяненко по общественному движению Виктория Боброва. В 2000-х она решила принять участие в довыборах в городской совет Нарьян-Мара, но замгубернатора предложил ей снять кандидатуру в пользу единоросса, пообещав построить для нее конноспортивную школу (Боброва учит детей конному спорту) и решить все вопросы по финансированию. «У меня ума не хватило согласиться, после чего на меня возбудили уголовное дело и осудили меня на 5 лет условно, — рассказывает Боброва. — Поэтому я ненавижу «Единую Россию», и мне с ним даже на одной лавочке не сесть».

Далеко не все из активных протестующих согласились общаться с «Новой газетой», и Боброву это не удивляет. «Очень дорого иметь собственное мнение в России. Будешь высказываться против власти, твою семью и тебя лишат работы, а сейчас все повязаны кредитами, и на что будешь ты жить? — говорит экс-прокурор и рассказывает, как складывалась ее жизнь после условного приговора. — Приставы описали все. Мне пришлось решать судьбу лошадей, на которых занимались дети, так как их было не прокормить. Часть отходов, которые горожане привозили на корм скоту и бездомным животным, которым я помогаю, мне приходилось есть самой. Дом был в ипотеке, гасить ее не смогла, поэтому через два года вынуждена буду жить на улице. Это при моем трудовом стаже более 40 лет, 4 воспитанных детях, двух своих и двух приемных. Не каждый такое выдержит».

Депутат Ружников, правда, настаивает, что никаких проблем у протестующих нет и не будет, что большинство из них пенсионеры, которые пенсии точно не лишатся, а Боброва, мол, неспроста условный срок получила. «Боброва вышла и вышла, молодец. Она меня попросила — я с ней даже сфотографировался», — надменно говорит депутат от партии «Родина», которая без объяснения причин отказалась выдвинуть его в этом году в Госдуму.

Прикинулись ветошью

В «Единой России» пытаются сделать вид, что ничего из ряда вон выходящего в Ненецком округе вообще не происходило. «Никаких юридических действий по созданию нового субъекта не проводилось. Ничего не было! Меморандум, рабочая группа и все остальное — это ни о чем, это просто структуры для общественного обсуждения, — объясняет единоросс Кожевин. — Но многие люди даже не стали ни во что вникать, увидели «слитые» план-графики мероприятий, и понеслась, уже никто ничего не слушал».

— То есть были не против объединения?

— Я против объединения, — возражает Чупров.

— А зачем рабочую группу тогда возглавили? — удивленно спрашиваю я. — Не можешь остановить процесс, возглавь его?

Ружников, коллега Чупрова по окружной думе, настаивает, что тот «конкретно был за объединение»: «Все единороссы молчали сидели, а вот он аж в руководители группы полез. Что-то ему, скорее всего, в Архангельске пообещали, но потом он, увидев, что происходит, передумал. Только поезд уже тронулся, и все дерьмо на него вылилось. Ему больше всех досталось — не знаю, останется ли он политиком вообще».

— Этих депутатов-единороссов, которые собирались голосовать за объединение, сожрали бы. Они на улицу боялись выйти, потому что люди настолько были обозлены, чего им только не писали в соцсетях, — говорит Боброва. — У меня была приятельница из «Единой России», с которой мы вместе создавали ТОСы (форма местного самоуправления. — «Новая»). Но когда я узнала, что она в составе рабочей группы, я публично написала, что родина не продается, и извинилась перед людьми, что я когда-то их просила голосовать за этого человека.

Чупров, впрочем, считает майский инцидент исчерпанным: «Тема с объединением была большим испытанием, но главный вывод в том, что основная сила в НАО — это люди, на которых можно опираться. Из меня все возможные силы лепили образ монстра, но я объяснил людям, как было на самом деле, и остался тем же человеком, каким и был».

Депутат рассказывает мне, что в самом начале тех событий завел себе аккаунт во «ВКонтакте», чтобы рассказывать людям, как все есть на самом деле, и теперь у него там порядка 4 тысяч друзей.

— Думаете, забудется неприязнь к вам?

— Люди разберутся, кто был прав и виноват и что произошло. Тема была эмоциональная, было желание развить протест, но это не наша тема, это не для северной ментальности. Тему объединения определенные силы начали использовать ради своих корыстных интересов, — запевает Чупров любимую песню каждого представителя власти в России.

Депутат настаивает, что протесты начались уже после того, как все окружное собрание заявило о своем негативном отношении к объединению. «Без протестов тоже бы решение не прошло, потому что депутаты ведь подотчетны избирателям. Все депутаты высказались против, главы сказали, что ничего не будет, а они еще месяц-полтора качали тему, как ту, которая может случиться, — всеми силами пытается лишить протест значимости Чупров. — Население подняли на уши, подписи собирали уже после того, как было объявлено, что ничего не будет. Но знаете, в чем прикол заключается? В итоге подписи депутатам так и не отдали. То есть просто хотели воспользоваться этой историей!»

Жители НАО и правда выходили на улицу еще до конца июня, потому что требовали аннулирования меморандума от 13 мая и обещания раз и навсегда закрыть тему. Бондарева рассказывает, что как-то с ней, стоящей в пикете, заговорил Бездудный.

— Вы чего тут стоите? Уже не будет ничего! — удивился губернатор.

— Слов к делу не пришьешь, — ответила ему Бондарева и продолжила пикет.

Третье голосование

В округе, где нет несистемной оппозиции, протест предсказуемо объединился вокруг КПРФ: она по результатам голосования получила 32%, а «ЕР» — 29,1%. «Когда возникла эта тема с объединением, коммунисты за нее ухватились. Партия не была движущей силой протеста, она просто присоседилась к этому делу», — рассказывает Веселов.

«Наверное, мог быть и лучше результат. Наверное, есть какие-то вопросы к власти, к партии, возможно, неотвеченные, недоработанные какие-то», — косноязычно рассуждает Чупров и тут же оговаривается, что в его избирательном округе за партию хорошо проголосовали.

У местной «Единой России» вообще есть простое (и, наверное, устраивающее начальство) объяснение поражению: все дело в вахтовиках, работающих на нефтедобывающих предприятиях. «Это промысловики подрядных организаций, простые работяги, даже не инженеры, с небольшими зарплатами. Вахты еще недавно увеличили, чтобы меньше делать перевахтовок, чтобы не занести коронавирус. Люди два месяца в тундре находятся без женщин, без алкоголя, без ресторанов, и настроения у них не самые лучшие, — объясняет Кожевин. — Вот они и принесли эти плюсовые голоса для КПРФ, ведь вообще людей, не лояльных к власти, здесь максимум 6 тысяч человек из 34 тысяч избирателей».

При этом все мои собеседники сходятся во мнении, что фальсификациями власти в округе не занимаются: слишком мало здесь живет людей, все друг с другом знакомы. «Я как наблюдатель могу сказать, что вбросов не было. Сами члены комиссии против объединения региона, поэтому у нас все было по-честному», — говорит Бондарева.

С другой стороны, сопредседатели движения в защиту НАО утверждают, что на выборах активно используется административный ресурс.

В местном отделении «Единой России» из-за поражения не переживают, да и с чего бы? Задача выполнена даже с перевесом: НАО в Госдуме представляют аж два представителя партии власти (по списку Архангельской области прошел Михаил Кисляков, родившийся в НАО и работающий там председателем рыболовецкого колхоза «Заполярье»), а то, что КПРФ набрала в регионе на несколько процентов больше, никакого значения, кроме имиджевого, не имеет. Когда я был в исполкоме «Единой России» в Нарьян-Маре, там стоял ящик с недопитым на праздновании победы Кислякова шампанским.

«Здесь изначально сложилось, что партия власти у нас действительно — партия власти. У нас большинство везде, просто везде. Нас просто прошлый год подкосил, власти пришлось отвечать, и по нам это ударило. А так у нас в окружном собрании депутатов, горсовете Нарьян-Мара и собрании Заполярного района — большинство», — хвастается Кожевин. Он рассказывает, что в пандемию «все разбежались по углам» и только «Единая Россия» до 10 вечера гоняла членов партии по микрорайонам с продуктами для стариков.

Он не хотел победить

Самый важный мандат года — депутата Госдумы от НАО по одномандатному округу — ненецкие коммунисты проиграли сами. Михаил Райн уступил единороссу Коткину совсем немного (35,73% против 39,57%), победив почти на всех участках в Нарьян-Маре и проиграв в селах. Члены движения «Защиты и развития НАО» как могли ему помогали, но, по словам Бобровой, Райн — политик неопытный, да и денег, чтобы объехать весь округ, у него нет.

Райн, похоже, побеждать особенно и не собирался. «Я предлагал дебаты Коткину и Райну, гарантируя аудиторию. Райн дал согласие, но когда Коткин отмолчался, началось самое интересное. В моем понимании политик — это человек, который борется за власть или по крайней мере за избирателя, но Райн отказался от интервью со мной, когда я предупредил его, что приятно ему на нем не будет. Отказался! Накануне выборов!» — поражается Кисляков.

Сам экс-кандидат рассказывает мне, что и партия, и он, как депутат, изначально выступали против объединения, что КПРФ предлагает развивать НАО в рамках стратегии развития Арктики, привлекая федеральные средства и запуская новые госпрограммы для поддержки округа. «Мы считаем, что надо возвратить часть налогов на добычу полезных ископаемых в регион, ведь сейчас 100% уходит в федеральный бюджет. Я говорил, что в случае моего избрания мы внесем закон, который будет запрещать любое объединение субъектов Арктической зоны», — рассказывает коммунист, но сильно расстроенным из-за поражения он не выглядит. Действительно, победившее «Единую Россию» отделение точно будет на хорошем счету в ЦК партии, да и шансы пройти на следующих выборах в окружное собрание депутатов у него высоки.

По словам блогера Кислякова, КПРФ ходила с темой объединения «как с писаной торбой», говорила про необходимость прямых выборов губернатора, но о других проблемах молчала. «Что Райн сделал, чтобы люди пришли на участки? Они никак не пытались работать не со своим обычным электоратом, хотя люди готовы были дать ему шанс», — возмущается Кисляков. Он отмечает, что хоть Райн и набрал не сильно меньше Коткина, но 6% получил Дмитрий Никитин, который приехал в Нарьян-Мар за три месяца до выборов и выдвигался от технической партии «Зеленые».

Сам Райн свое поражение объясняет тем, что в деревнях нагоняли бюджетников на участки. «На селе люди решили, что объединения не будет, и успокоились, а в городе опасаются, что решение просто отложено. В селах воды нет, работы нет, молодежи нет, продукты дорогие и порой некачественные, процветает пьянство, развития нет, но все равно голосуют за «Единую Россию». Где-то просто бутылку давали за голос», — объясняет он.

Провластное село

«Как-то я отправила программиста в село Несь устанавливать в администрации «1С», он за два часа все сделал, а потом две недели обратного вертолета ждал. Сказал потом: «Больше не посылайте, или я уволюсь», — рассказывает Мария Лукьяненко и не смеется. Действительно, смешного мало: это обычная для Ненецкого округа история.

Кроме отдаленных сел, куда можно только долететь, в НАО есть несколько исторических поселений на реке Печора. Раз в сутки в летний период корабль вроде «Ракеты» отправляется вверх и вниз по реке. Одному из печорских сел — Оксино — через три года исполняется 450 лет. Хотя с давних времен здесь осталось всего несколько домов, в их стиле в селе недавно отгрохали трехэтажный музейно-библиотечный комплекс.

Выгрузившихся из корабля прямо на песчаный берег пассажиров встречают несколько полуразвалившихся деревянных сараев, в которых стоят продуваемые всеми ветрами коровы, рядом на лугу пасется одинокая лошадь. Это ферма Ненецкой агропромышленной компании, главного частного работодателя в Оксино. «Там порядка 20 с лишним работников, у них очень хорошие надои, качественная продукция, молоко, творог, сметана, реализуют в селе, отправляют в Нарьян-Мар на переработку, где у них основное предприятие», — рассказывает глава поселения Светлана Макарова, которая в сентябре переизбралась на свой пост.

Родилась она в украинском Донецке в семье военного, который перед пенсией приехал в Нарьян-Мар. Макарова окончила техникум в Архангельске, родители вернулись в Донецк, а она в 1985 году по распределению поехала на три года «отрабатывать в Оксино».

— В итоге все еще отрабатываю, — смеется она. 15 лет Макарова трудилась в сельском магазине товароведом, а потом пошла в администрацию.

— А почему остались?

— Слушайте, ну как-то привыкли и остались. Семья, дети. Здесь спокойно и хорошо, нет столпотворения, как в городе, — говорит Макарова.

Она почти не жалуется на сложные условия жизни в Арктике, хотя поворчать есть на что: темная полярная ночь, зимний холод, яркое до боли в глазах солнце весной, мошкара летом. «Все боятся перемен, бросать нажитое и менять местожительство — сложно. Я вот не срываюсь, хотя в Донецке есть квартира родителей», — говорит Макарова. Впрочем, недавно ей пришлось 80-летнюю мать по понятным причинам привезти в Оксино.

В центре села проезжая часть дороги устлана бетонными плитами, а тротуары — досками, но на все село материалов не хватило, и в непогоду тут приходится месить ногами грязь.

— Ни на что не жалуетесь? Не вымирающее у вас село? — спрашиваю у Макаровой.

— Не надо так нас называть. Конечно, люди уезжают, ищут, где лучше, потому что хотят газа, а мы пока его не видим, все хотят воду и центральное отопление. Я сама топлю две печки — так вот живем, — объясняет она.

Единственное, что делает Макарову нестандартной главой сельского поселения от партии «Единая Россия», — это все то же отрицательное отношение к объединению. «Мне сказали, что если бы я была в Москве, то давно бы уже не работала».

— Потому что против?

— Потому что есть свое мнение. Объединение для всех случилось нежданно-негаданно. Когда объявили на видеоконференции, все были в прострации, только глаза пошире открыли, — говорит Макарова.

Она тоже считает, что руководству как минимум нужно было заранее ездить по округу, общаться с людьми, рассказывать, в чем плюсы, в чем минусы.

В магазинах Оксино цены выше, чем в Нарьян-Маре, но не критично: плитка «Милки» — 130 рублей, сок «Сады Придонья» — 140 рублей, пакет молока — 115. Что тут дорого, так это интернет. Оптоволокно есть только в учреждениях, а в домах приходится платить 1600 рублей в месяц за спутниковый интернет со скоростью 2 Мбит/с. Есть в Оксино школа, детский сад, больница, почта, библиотека, дом культуры и относительно новый физкультурно-оздоровительный комплекс — пожалуй, главное место для досуга местных жителей.

В Доме культуры нахожу молодого и. директора Владимира Семушина. После пары вступительных вопросов со второго этажа к нам сбегает усатый мужчина и начинает выяснять, на каком основании я веду «допрос».

— Журналист чем-то похож на следователя, — шучу я.

— Что вы говорите! А есть удостоверение? Из Москвы? Москва нам не авторитет, — грозно говорит мужчина и уходит наверх. Оказывается, это отец Семушина и член партии «Единая Россия».

Семушину 25 лет, он окончил в Кирове бакалавриат по специальности «государственное и муниципальное управление» и магистратуру по «психологии личности», а потом вернулся в родное Оксино по семейным обстоятельствам. Он рассказывает, что в ДК есть детские танцевальные кружки, хор ложкарей, детский хор русской песни «Маремьянина родня» и театр, в котором сейчас репетируют «Простоквашино».

Семушин уверен, что никто не поедет в Оксино из «цивилизованных городов», потому что здесь нужно топить печку и носить воду. «Дом вон стоит для специалистов здравоохранения, но он не принят, какие-то там недочеты», — говорит Семушин. В местной больнице (двухэтажное здание, сданное в 2000-х) встречаю фельдшера Дарину Егорову, которая в Оксино недавно вернулась, проработав 13 лет в Москве. «Каждый день думаю, что последний. Когда я уезжала отсюда, было получше, а сейчас даже тех денег, которые я получала 13 лет назад, не платят, хотя обещали», — говорит Егорова, которая уже обратилась в прокуратуру.

Семушин не стесняется признаться, что совсем не против объединения с Архангельской областью. Правда, какой-то глубокой идеи за этим не стоит: «От нас ничего не зависит, если захотят сделать, то сделают. А почему бы и нет? Я не сторонник отказываться от объединения».

— Меньше же будет денег?

— Возможно, но у нас майские указы президента должны выполняться. От нас все равно ничего не зависит, — повторяет Семушин.

Он не верит, что независимость НАО отстояли пикетчики, и признается, что сам подписал петицию против объединения: «Поддержал мнение большинства — не хочу быть белой вороной».

При этом директор ДК считает, что люди в Оксино «не заинтересованы в своей работе», приезжают не работать, а зарабатывать деньги.

— Вы себя патриотом ощущаете этого места? — спрашиваю я, и Семушин неуверенно кивает в ответ. — А что вам тут нравится?

— Природа, тундра самая красивая тут. У нас активный отдых тут развит хорошо: охота, рыбалка, лодочка, снегоход.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.