О предоставлении льгот и реализации товаров унитарным предприятием

В правоприменительной практике возникают вопросы по поводу необходимости проведения торгов или получения согласия Федеральной антимонопольной службы по правилам предоставления преференции (Глава 5 Закона о защите конкуренции) при даче согласия собственником на отчуждение унитарным предприятием государственного или муниципального имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения.

Так, общество обратилось в Управление Росреестра с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности в отношении объекта недвижимости (далее – Объект). Вместе с заявлением были представлены договор купли-продажи недвижимого имущества, заключенный между муниципальным унитарным предприятием (Продавец) и обществом (Покупатель), письмо уполномоченного органа муниципального района о даче муниципальному предприятию согласия на отчуждение указанного объекта недвижимости, принадлежавшего ему на праве хозяйственного ведения.

Управление сообщило обществу о приостановлении государственной регистрации перехода права в отношении Объекта в связи с тем, что не представлены документы в случае отчуждения муниципального имущества – документ, подтверждающий публикацию о проведении торгов, решение о проведении торгов и протокол о результатах торгов на заявленный Объект.

В обоснование приостановления осуществления действий по государственной регистрации перехода права Управление сослалось на статьи 4, 15, 19, 20 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ “О защите конкуренции” (далее – Закон о защите конкуренции) и письмо Федеральной антимонопольной службы от 05.08.2013 N АГ/30312/13, в соответствии с которыми отчуждение государственного или муниципального имущества без согласия антимонопольного органа, за исключением случаев, предусмотренных частью 1 статьи 20 Закона о защите конкуренции, и без проведения торгов (конкурсов, аукционов) является нарушением порядка предоставления государственной и муниципальной преференции, установленного статьей 20 Закона о защите конкуренции, и влечет за собой последствия в виде признания недействительными актов органов власти в части предоставления государственной или муниципальной преференции, а также возврата данного имущества. Исходя из вышеизложенного, приватизация государственного или муниципального имущества, в том числе закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления за государственными или муниципальными унитарными предприятиями и учреждениями, должна осуществляться с использованием публичных процедур, обеспечивающих равный доступ к данному ресурсу для хозяйствующих субъектов – торгов (конкурсов, аукционов). Собственник имущества, осуществляя согласование продажи ГУПом или МУПом имущества без проведения торгов, нарушает статью 15 Закона о защите конкуренции

Росимущество:  Новости недвижимости должников и Квартиры должника в Москве

Однако, как следует из статей 4, 15, 19, 20 Закона о защите конкуренции и письма Федеральной антимонопольной службы от 05.08.2013 N АГ/30312/13, нарушением Закона о защите конкуренции является дача собственником имущества согласия на отчуждение муниципальным предприятием муниципального имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, без проведения торгов целевым образом.

Дача согласия целевым образом означает дачу согласия образом, согласовывающим продажу указанного имущества конкретному хозяйствующему субъекту (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 июля 2012 г. по делу N А55-19169/2011).

Согласие на совершение сделки по отчуждению спорного объекта не являющееся адресным, поскольку не определяет и не ограничивает круг лиц, и позволяет осуществить реализацию объекта недвижимости любому участнику хозяйственной деятельности, не может являться нарушением антимонопольного законодательства, а рассматриваемые правоотношения по реализации объекта недвижимости не могут быть приравнены к представлению муниципальной преференцию. Соответственно, в таком случае основания для вывода о нарушении Закона о защите конкуренции отсутствуют.

Указанный довод подтверждается устойчивой и единообразной судебной практикой, в том числе по делам об оспаривании решений Росреестра по приостановлению или отказу в государственной регистрации перехода прав (см., например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.05.2017 по делу N А41-13829/16, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.04.2013 по делу N А72-9172/11, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.06.2014 по делу № А47-7974/2013, постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 20.09.2012 по делу N А55-27448/2011, от 10.07.2012 по делу N А55-20624/2011 и др.).

В частности, как указал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации от 17.04.2013 по делу N А72-9172/11 действие правомочного органа муниципального образования, выразившееся в даче муниципальному предприятию согласия на отчуждение объекта недвижимости, принадлежавшего ему на праве хозяйственного ведения, не подпадает под нарушение Закона о защите конкуренции, так как не может быть приравнено к предоставлению муниципальной преференции.

Росимущество:  Каковы стратегические цели компании и каковы стратегические цели? (с шагами и примерами)

Следует отметить, что по делу № А47-7974/2013 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.06.2014) реализация государственного имущества аналогичным образом была осуществлена самой Федеральной антимонопольной службой, что также подтверждает правильность изложенного толкования Закона о защите конкуренции и письма Федеральной антимонопольной службы от 05.08.2013 N АГ/30312/13.

Более того, как разъяснено в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22, сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением абзаца первого пункта 2 статьи 295 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также с нарушением положений Закона об унитарных предприятиях, в частности пунктов 2, 4, 5 статьи 18 этого Закона, являются оспоримыми, поскольку могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица. Иск собственника о признании недействительной сделки, совершенной унитарным предприятием с нарушениями требований закона или устава о необходимости получения согласия собственника на совершение сделки, не подлежит удовлетворению, если в деле имеются доказательства одобрения, в том числе последующего, такой сделки собственником.

С учетом изложенного, рассматриваемые правоотношения по реализации унитарным предприятием объекта недвижимости, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, путем заключения договора купли-продажи не могут быть приравнены к предоставлению государственной или муниципальной преференции и, соответственно, проведения торгов не требуется.

Лишь в исключительных случаях (например, при наделении унитарного предприятия спорным имуществом непосредственно перед заключением договора с явной целью его реализации конкретному лицу) подобные правоотношения могут быть признаны приватизационной сделкой, совершенной в обход закона без торгов (см., например, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.07.2015 N Ф02-3314/2015 по делу N А69-3034/2014).

Аналогичные выводы сделаны в письме  ФАС России от 01.10.2014 N ИА/40312/14″О направлении рекомендаций в части квалификации действий органов власти и органов местного самоуправления, давших согласие на отчуждение государственного или муниципального имущества, находящегося в хозяйственном ведении государственных и муниципальных унитарных предприятий”.

Росимущество:  Контрагент ТУ РОСИМУЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ ДАГЕСТАН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *